abu_arif_kikuni (abu_arif_kikuni) wrote,
abu_arif_kikuni
abu_arif_kikuni

Categories:

Причины разобщенности мусульман. Урок 3.

На прошлом уроке мы говорили о том, что чаще всего нас разделяет стремление к власти и имущество.

Мы остановились на том, что риба (ростовщичество)  порицается в Коране и Сунне и о том, что грязное имущество становится причиной для раздоров мусульман.

Передают от обладателей знания:

Шайтан сказал: «Я стремлюсь сделать так, чтобы человек сделал то, что я люблю и затем оставляю его в покое, чтобы он поклонялся сколь ему угодно. А то, что я люблю – это чтобы человек  приобретал имущество харамным путем».


То есть шайтан старается сделать так, чтобы мы зарабатывали харам, ели харам, чтобы отношения мужчин и женщин были основаны на хараме – он делает все, чтобы харам преследовал нас везде.

Халиф Умар, да будет доволен им Аллах, заплакал, когда ему принесли закят из Йемена. Ему сказали: «Это благо от Аллаха», он ответил: «Поистине, это мне испытание от Аллаха. Я  получил это не потому, что я праведный, ведь если бы было так, то это имущество пришло бы Посланнику Аллаха, солляЛлаху алейхи васаллям, и Абу Бакру, разыяллаху анху».

То есть Умар сказал, что они были лучше него, и если бы это имущество пришло из-за праведности, то оно пришло бы к Посланнику Аллаха и Абу Бакру.

Однажды сахабы привезли Халифу Умару корону правителя Ирака, усыпанную драгоценными камнями, которую они захватили в качестве трофея. Они везли эту корону, закинув ее в один из мешков. Когда Халиф это увидел, то сказал: «Эти сахабы – надежные люди». В это время Али ибн Аби Талиб, который стоял рядом, сказал: «Ты показал им чистоту, и они сделали то же самое, если бы ты наслаждался этим миром, они бы делали то же самое».

Передают, что Халиф Али плакал, держа себя за бороду и говоря: «О, дуния! Обманывай другого, но не обманывай меня!».

Сахаби Усман ибн Афван был богатым человеком, но очень щедрым – примеров этому очень много.

Когда халифом был Абу Бакр, Усман, да будет доволен ими обоими Аллах, раздал зерно, погруженное на одну тысячу верблюдов, хотя мог продать его за огромные деньги.

Каково же наше положение?

В самой начальной книге по арабскому языку Мабд аль Кираа приводится такая смешная история, которая как нельзя кстати подходит для описания нашего положения. 

Два котенка украли у одной вдовы сыр и пошли к обезьяне, чтобы она  по-честному поделила его между ними. Это похоже на то, как сегодня мусульмане обращаются в ООН за справедливостью.
Так вот обезьяна разделила сыр на две части, и положила на весы: одна часть оказалась тяжелее и обезьяна откусила от нее кусок, затем тяжелее оказался другой кусок, и обезьяна откусила и от него. Так она ела сыр, делая вид, что хочет поделить его поровну. Когда котята поняли, в чем дело,  осталось два небольших кусочка сыра, они попросили его вернуть. Обезьяна быстро проглотила один из оставшихся кусочков, а второй кусок объявила платой за свою работу.

Вот это и есть наше положение.

В Файзуль-Кадир написано, что Посланник Аллаха, солляЛлаху алейхи васаллям, говорил сахабам: «Вас постигло испытание бедностью, но вы его выдержали. Больше всего я боюсь для вас испытания богатством». И сахабы говорили, что они перенесли испытания тяготами, но испытание богатством оказалось для них намного тяжелее.

Представьте сами, какие трудности пережили сахабы, которые сначала совершили Хиджру в Эфиопию, а затем многие не успели вернуться - ни в Медину, ни в Мекку. 

Например, брат Али ибн Аби Талиба Джа’фар, который вернулся в Медину в седьмом году Хиджры, а в восьмом году в битве Му’та стал шахидом.

Муслим и Бухари приводят хадис: «После моей смерти я боюсь для вас испытания богатством, которое посыплется на вас в будущем и красотой этого мира, которая откроется вам».

Мы увидели, что когда мусульмане разбогатели, братство между ними ослабло. 

Как сказал поэт:

Я видел, как люди склонились
К богатым
И они склонились
От бедных.

Братство бывает только ради Аллаха и оно не зависит от положения человека – будь он богатый или бедный, известный или нет.

Поэт продолжает:

И увидел я, как они уходят
К обладателю золота и денег
И уходили они все
От того, кто им не обладает.

Сегодня даже самая большая работа для Ислама не ценится так, как 10-15 каких-нибудь «надутых» внедорожников.

Такое время сегодня пришло: время должностей, власти и денег, когда не ценится религия, но ценится этот мир.

Имам аль-Газали пишет в Ихья, что у Имама аш-Шафии был друг, которого  назначили правителем в местечке Сибин около Ирака.

Имам аш-Шафии написал этому другу такие строчки:

«Уходи – любовь к тебе покинула мое сердце,
Я даю тебе развод.
Если ты вернешься таким, как был,
Из трех разводов останется два.
Если же ты и затем вернешься [обратно, к власти],
Я дам тебе второй развод,
А если ты и в третий раз 
Вернешься и затем опять уйдешь
И забудешь обо мне,
Я дам тебе окончательный развод.
И тогда тебе не поможет то, что ты вали Сибина,
Для меня тебя уже не станет».

Смотрите: есть такие мужчины, которые достойны развода подобно женщинам.

У меня учился один молодой челочек. После окончания медресе, он перестал заходить ко мне: ему дали какую-то должность, и он не сумел пройти это испытание.Через год он пришел к нам, его поставили имамом на джамаат-намаз в мечети и после намаза устаз спросил его, как он оказался в ауле. Тот ответил, что пришел к своему муаллиму, устаз спросил: «Ты посещаешь своего муаллима?», тот ответил, что посещает. Устаз спросил: «Когда ты был у него в последний раз?» и тогда он опустил голову.

Вот такое у нас сегодня братство.

Имам аль-Газали пишет в Ихья, что Суфьян ас-Саури говорил: «Эти талибы дуния  держат меня, как лавку», то есть они зарабатывали на нем известность, имущество.

И это происходило множество раз: люди учились у меня, а потом променяли это все на деньги, должности и дорогие машины, известность и прочее. Но их работа не идет далеко, т.к. нет чистого ихляса (искренности) в деяниях.

Чтобы заслужить довольство Аллаха, надо отдать всё религии Аллаха, нельзя отдать только часть.

Сегодня это болезнь: люди исчезают, когда получают должность и деньги. Был у меня и другой ученик, который исчез. Мы ему подарили халат, чтобы склонить его сердце к благому, хотя он и не был особенно старательным.

Потом мы увидели его в городе, и сказали: «Меня не покидают кроме как из-за должности или денег». Кто-то из стоявших рядом сказал: «Там его джип стоит, на стоянке перед медресе».
Такое братство нам не поможет: для истинного братства нам нужно ставить Ислам выше денег  и должностей, нужно быть мужественными.

А деньги и должности приводят к тому, что распространяется лицемерие, ложь и подозрения. Человек думает: «Нет ли того, кто хочет убрать меня с этой должности?», «Нет ли мне оппозиции?». И даже сны такому человеку снятся сумбурные – из-за переживаний.

Рассказывают такую историю.

Один молодой человек в жил на отцовские деньги припеваючи. Отец, видя его образ жизни и людей, которые собирались вокруг него, однажды пришел к нему, дал ему веревку и сказал: «Когда я умру, у тебя не останется ничего - ни денег, ни друзей. И когда настанет этот момент, возьми эту веревку, закрепи ее на том крючке и  повесься на ней  – все равно никому ты не будешь нужен».

Когда отец умер, сын потихоньку промотал все его имущество и обеднел. Один за другим отошли от него его былые друзья.

Однажды он услышал, что его бывшие друзья собирались где-то, чтобы повеселиться, он решил пойти к ним и чтобы не идти пустым, взял курицу. Раньше такие собрания проводили в пещерах, и когда он полез наверх по скале, курицу унесла ящерица, и получилось так, что он пришел к друзьям пустым.

Его бывшие друзья, которые раньше дневали и ночевали у него, стали над ним смеяться, хотя он объяснял, что шел не пустым, он курицу унесла ящерица. Никто его не слушал, и он, вспомнив слова отца, пошел с горя домой и решил повеситься на том самом крючке.

Как только он на нем повесился, крючок сломался, и на него посыпались золотые монеты. И тогда он понял, что ему пытался объяснить отец. И тогда он взялся за голову, оставил прошлое и стал работать, разбогател. Со временем вокруг него стали собираться те самые люди, которые совсем недавно над ним смеялись.

И вскоре он собрал своих друзей и сказал, что он должен выступить первым и все согласились.

Он сказал: «У меня была кошка, которую я держал на цепи, она хорошо ловила мышей, но потом она умерла. Эти мыши из-за ненависти к кошке перегрызли эту цепь». И все его друзья стали говорить: «Да, ты говоришь правду: у моего соседа было такое же» и так далее.

И тогда он сказал: «Горе вам! Только недавно вы не поверили мне, что курицу унесла ящерица, а теперь верите, что мышки перегрызли цепь».

Такое положение и у нас сегодня. Снимите любого хакима  с должности – пусть он будет мирской хаким или религиозный – и посмотрите, как он будет жить, кто останется рядом с ним, кто и как будет его ценить. И тогда все эти мыши пойдут в другую сторону искать себе другую кормушку.

У меня жил и учился сын одного известного человека. Когда его отец был жив, вокруг него все только и вертелись, а потом, когда его отца не стало, он оказался никому не нужен - даже не спросили о нем, кроме его дедушки с бабушкой.

А если бы его отец был жив, ему бы дарили джипы и мерседесы, но теперь ведь дойной коровы нет, и доярки уже не придут туда, где нет молока, сыра и масла.

Я говорю своим ученикам: когда меня не станет, помогайте моему сыну, не оставляйте его, но пока я жив, моей помощи ему достаточно.

У нас братство денег и мерседесов, джипов и должностей. Мы так никогда не распространим среди нас братство, если не поставим Ислам выше всего этого.

Слова «ради Аллаха» у нас потеряли свой смысл и превратились просто в фигуру речи, как некоторые могут постоянно говорить «ради Бога», хотя цели у них совершенно иные.

Армию Имама Шамиля разрушило золото и серебро, которое получили от грузин его сторонники. И затем потомки тех, кто предал имама Шамиля, притянули в Дагестан много смут.

Из-за этих причин сегодня на любой маджлис мусульман каждый приходит со своими людьми, со своими целями, со своими понятиями, вкусами, любовью к власти и прочим.

И поэтому у нас нет братства, из-за нашей слабости, и мы не можем объединиться даже для противостояния врагам.

Аллах в Коране говорит: «О, Пророки! Вкушайте чистое и совершайте чистые деяния».

Поэтому Хасан-афанди куддиса сирруху пишет в своих байтах:

«Ешь еду, чистую от харам и сомнительного
Ведь от еды  - весь нрав».

Некоторые мюриды за рулем дорогой машины делают истихар перед каждой заправкой, но при этом не смотрят, что они едят.

На одном из маджлисов я сделал замечание одному молодому: «О, брат! ешь правой рукой, пусть Аллах простит твои грехи», хотя там было много тех, кто должен был сделать замечание раньше меня. Но, посмотрев по сторонам, я увидел: тут один ест левой и другой ест левой.

Неужели обязательно надо сидеть и бить по рукам, чтобы ели правой рукой? Неужели не пришло время научиться, какой рукой есть, а какой рукой совершать тахарат? Именно из-за незнания этих вещей мы и находимся в таком положении.

Почему у нас в Дагестане увеличивается количество мюридов, но братство не укрепляется, а напротив, только ослабевает?

Вот ответ от Имама аш-Ша’рани.

Имам аш-Ша’рани передает от Юсуфа аль-Аджами, большого вали:

«Из того, что отвлекает мюрида от Аллаха – работа, торговля, изучение того и этого – все это подобно веревкам, которыми он связан по горло и которые тянут сзади. Его устаз тянет его вперед веревкой подобной паутине паука, но эти крепкие веревки дуния тянут его назад».

Поэтому мы сегодня от суфизма не получаем особенной пользы. Из-за этих веревок вокруг шеи мы не можем объединиться ни под именем мусульман, ни под именем суфиев, ни под именем ашаритов, ни под именем шафиитов,  почему? Потому что наши страсти ведут нас, а мы им поддаемся.

Омейяды убивали аббасидов, аббасиды – омейядов, крестоносцы, монголы убивали мусульман, потом власть взяли турки и правили долго, но Османский халифат ослаб и Ататюрк раздавил его остатки. А что нас ждет дальше – не известно.

Какая нас может ждать жизнь, если наши лидеры – будь то духовные или мирские – вынуждены передвигаться, прячась за охраной? Какая тут может быть жизнь?

Мы довольствуемся внешней стороной религии и не смотрим на ее суть.

Об этом устаз Саид Афанди, куддиса сирруху, пишет в книге «Танбиуль авам…»  такие слова:

«Век, в котором алимы испортились,
Затем распространились беды и несчастья.
Век, когда правители перешли все границы,
А среди людей распространилось нечестие.
Век, когда только украшают внешнюю часть Ислама,
А суть людям безразлична – такое пришло время».

У нас сегодня много собраний всяких проводят, но толку от них нет.

Как мы уже рассказывали, в Гергебиле еще во времена СССР провели большой мавлид.
И в Дарада жил алим по имени Махали и ему рассказали об этом мавлиде, о том, какой это был большой мавлид. 
Махали спросил у рассказчика: «А как вы поклонялись в ту ночь после мавлида?»
«Как обычно» - был ответ.
Махали тогда сказал: «В таком случае вы не получили никакой пользы от этого мавлида».

Неважно сколько собраний у нас проводится, если они нам не приносят пользу, какой от них толк?

Кто-то на этом делает деньги, кто-то – имя и так оно и продолжается.

Шуайб аль–Багини пишет в Табакате, что один вали – когда ему приносили книгу, которая прошла через руки несправедливых людей - оставлял ее три дня на солнце, чтобы от нее ушел касават, т.е. то, что делает сердце черствым, чтобы она очистилась от их плохого состояния. И только после этого он ее читал.

Мы не различаем, что едим и что используем, не смотрим, откуда это пришло, и кто это принес. 

И поэтому у нас множатся всякие собрания и конференции, но фитна распространяется с каждым днем, как будто мы ничего и не делаем. Это ясно если выйти на улицы Махачкалы, когда наступит сильная жара. И тогда будет видна степень духовного развитие наших юношей и девушек.

Мы знаем, как мы работаем для даавата, о чем мы еще упомянем позже.

Аллах в Коране говорит:

Если бы обитатели этих селений уверовали в то, в чём увещевали их посланники Аллаха и следовали бы их советам и назиданиям, отклонившись от того, что запрещал Аллах, Мы бы послали им благословения неба и земли, как дождь, растения, урожай, плоды, скот, удел, безопасность и спасение от бедствий. Сура Араф, 96

Если бы мы были богобоязненными, Аллах дал бы нам баракат с небес и земли. И не пришлось бы нам ходить с охраной и прятаться от всех. Но мы не богобоязненны.

Давайте поразмышляем. В Дагестане всего около трех миллионов, а в Махачкале живет около миллиона человек.

И сколько у нас в Махачкале медресе, сколько мутаалимов, сколько да’иев и так далее. А теперь представьте себе, сколько грязи в Махачкале – прелюбодеяния, риба, алкоголя и так далее.

Посмотрите, сколько у нас ночных клубов, саун и магазинов, торгующих алкоголем. Сколько у нас наркоманов и сколько фитны от всего этого?

Если у нас вот такое положение, разве мы можем призывать людей к Исламу? У нас в Дагестане живет немало вьетнамцев, хоть одного из них мы призвали к Исламу? Если кто-то из них и принял Ислам, то, скорее всего, сам искал истину и нашел ее. Нет, наоборот, мы их заставляем тут пахать, как ослов, вместо того, чтобы призвать к Исламу.

Если мы сами сидим в грязи, мы не можем показать другим чистоту – мы не сможем призывать к Исламу.

Пророк, солляЛлаху алейхи васаллям, оставил после себя около 124 тысяч сподвижников, как об этом пишет Мухаммад Тахир аль-Карахи в Шарх аль-Мафруз. И эти сподвижники смогли распространить Ислам на весь мир.

Во время Халифа Умара вся деятельность велась из мечети. Тогда не было ни персональных кабинетов, ни обслуживающего персонала, ни охраны. Но тогда была справедливость и правдивость.

А у нас, представьте, сколько государств, сколько партий и движений, сколько фондов и прочего – а толку? Каждый хочет красивой должности, большого кабинета и толстого портфеля.
Говорят, что в Махачкале 17 мечетей, в которых совершают Джума. Пусть даже их будет 10, если посчитать, то получается, что за год в этих мечетях за год проводится более 500 пятничных проповедей. Если эти проповеди проводить, соблюдая все условия и правила даавата, то польза от них должна быть просто огромной.

Но, к сожалению, наши проповеди подобны поддельным лекарствам: вроде бы лекарство есть, но пользы от него никакой.

Наш даават сводится к тому, чтобы построить для себя кабинет и сделать в нем ремонт, обставить мебелью и тому подобным.

Раньше на автостанции стояла женщина, которая целый день кричала: «Горячие пирожки! Горячие пирожки!». Она делал это без устали целый день, чтобы выручить немного денег за свои пирожки.
А теперь посмотрите на нас. У нас есть просторные дома, хорошие машины, мы не голодаем, едим самое лучшее. Разве не должны мы непрестанно призывать людей к Исламу?

У нас есть и деньги, есть и  люди, мы идем по пути великих имамов и великих предков – тогда почему же наш такой мощный двигатель не работает лучше, чем двигатели других?

Разве мы не должны задаваться этим вопросом? Вот если наши возможности  - и СМИ и исламские институты, и прочее - получат другие люди, тогда мы поймем, что потеряли и тогда мы узнаем этому цену. К нам ведь могут прийти и спросить  - «где же ваша работа? Если вы не работаете, дайте работать нам». Но если мы скажем, что работаем, то где же результат этой работы?

Разве мы работаем на вокзалах и автостанциях, в больницах, разве мы ходим на милицейские посты и раздаем там литературу, чтобы разъяснять людям истину?

Нет, у нас сидят в мечетях и медресе, беспокоятся только о себе и своей семье, много едят и наслаждаются жизнью.  Если бы сахабы жили в такой же роскоши и обеспеченности как мы и оставили призыв, то мы бы сейчас были потомками язычников и огнепоклонников.

Один мужчина рассказывал, что с ним в больнице, в одной палате лежал мужчина из Южного Дагестана. И этот мужчина рассказывал, что в их селе нет мечети, только одна семья в селе совершает намаз, они совершают намаз джамаатом. И это все, что он знал о религии.

У нас и выпускники медресе не поддерживают между собой отношения, не придерживаются исламского братства. Например, сорок человек несколько лет учились вместе и затем, после этого разошлись по разным городам и селам. Я спрашивал у них: «Неужели вы не поддерживаете связь, неужели богатые из вас не узнают, нет ли проблем у тех из вас, кто нуждается?»

Разве это братство? Со мной в армии служил Махмуд из Кулинского района. Мы постоянно созваниваемся с ним – то я ему, то он мне.

И я нашел, что иногда братство на основе дружбы у некоторых людей крепче, чем братство наших мутаалимов. 

Пусть Аллах нас убережет от того, чтобы армейское братство ставить выше исламского. Пусть Аллах даст нам истинное исламское братство.

Братство, основанное на мирских понятиях и устремлениях, в Судный день разрушится. Люди будут предъявлять друг другу претензии, кто-то скажет: «ты меня не наставил, когда я совершал грех», другой скажет, что его как-то еще притеснили. Поэтому мирское братство разрушится, а нам нужно истинное братство и любовь друг к другу.

Пусть Аллах наставит нас и пошлет нам понимание, осознание нашего положения, чтобы мы взялись за голову и начали исправляться. Если сегодня мы не осознаем наше положение, нас ждут огромные беды и несчастья, такие, что мать забудет сына,  а сын забудет отца. Мы еще 6-7 лет назад говорили о том, что Дагестан опаздывает, сильно опаздывает и если не сейчас, то завтра может быть уже слишком поздно.

Дай Аллах нам тавфик развивать наше общество и делать то, что приведет к его духовному расцвету. Пусть Аллах даст нам использовать те средства, которыми мы располагаем сегодня, включая Интернет. Пусть Аллах даст нам тавфик вести призыв так, чтобы разъяснять людям аяты и хадисы так, чтоб им это было понятно, приводя аналогии с нашим временем.

Пусть Аллах объединит нас вокруг Ислама и даст любовь друг к другу, сделает нас из числа тех, кто возвышает религию Аллаха. 

Нет для нас объединения, кроме как вокруг религии Аллаха!

Прошу Аллаха показать нам истину истиной и дать терпения следовать ей и прошу Аллаха показать нам ложь ложью и дать сил отвергнуть ее. Амин.

На этом мы завершаем этот цикл уроков.

Всякая Хвала Аллаху, Господу миров.



[Нажмите, что бы увидеть другие уроки]
  

Причины убийства алимов:
Урок 1                          Урок 2

Причины разобщенности мусульман:
Урок 1             Урок 2                Урок 3




Tags: даават, мусульмане, раскол, убийство, умма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments